Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:27 

Старое доброе кино 30-х.

Не знаю, как Вас, а меня оно невероятно успокаивает и умиротворяет. Кинематограф, как и искусство в целом, в то время еще не начал себя изживать по причине практически невозможности качественного развития во все более механизированных условиях нынешней современности. Многие открытия еще не были сделаны, многие сюжеты и мотивы еще не были перенесены на экраны. И даже отсутствие в подавляющем большинстве фильмов цветных кадров отчего-то успокаивает и радует глаз.
Фильмам 30-х годов присуще особое очарование - очарование кино, снятого людьми и с участием людей, которые не видели Второй Мировой войны. Да, коричневая чума уже ползла по Земному шару; да, мир уже настигал ужас новых Гога и Магога, но все-таки не верилось, что кошмар случится, что планету зальют реки крови, что тысячи людей будут умирать только за свою национальность, за пресловутую форму черепа, за принадлежность к противным фашистам религиям; что будут погибать ни в чем не повинные дети, не могущие защитить их матери; что будет разбито столько судеб, надежд, что столько будет потеряно безвозвратно. Погибший на этой войне Сент-Экзюпери писал, что больше всего в том, что столько людей в мире живут в нищете и думают только о том, чтобы протянуть до вечера, его угнетает не сам факт их голодания, болезней и ранней смерти большинства из них, хотя и это тоже огорчает. Больше всего его угнетало то, что в каждом из этих людей, быть может, убит Моцарт. Должно быть, моцарты гибли и на полях сражений, и в стенах Асвенцима и Бухенвальда, и от голода в блокадном Ленинграде, и много еще где... И право же, как-то легко смотреть кино 30-х, когда ничего этого еще не было.
Занятно, а вот советское кино 30-х меня особо не радует. Слишком уж крутое времечко было, "Волга-Волга" полна фальшивым весельем. Хотя ребенком я смеялся над этим фильмом до слез.
В Усадьбе есть тема, посвященная фильму "Красная пыль" (1932); другие фильмы можно обсудить в этой теме.
запись создана: 10.07.2008 в 21:20

URL
Комментарии
2008-07-11 в 10:39 

MirrorMask
Нож не режет свою рукоятку.
Да, первая половина 20 века у нас на тихое очарование не тянет. Советское кино подобного настроя надо брать в 70-х. Затишье перед. :(

2008-07-11 в 11:39 

MirrorMask
Хи-хи, ну да: 70-е годы затишье, 80-е - застой, а потом долгожданный прорыв нарыва.

URL
2008-07-11 в 12:19 

MirrorMask
Нож не режет свою рукоятку.
Уж прорвало, так прорвало...

2008-07-12 в 22:27 

«Иезавель», 1938, США.

Режиссер и продюсер – Уильям Уайлер.
Авторы сценария – Оуэн Дэвис, Клементс Рипли, Эбем Финкел, Джон Хьюстон.
Композитор – Макс Штайнер.

В главных ролях:
Джулия Мэрсден – Бетт Дэвис.
Престон Диллард – Генри Фонда.
Бак Кэнтрелл – Джордж Брент.
Эмми – Маргарет Линдсей.
Доктор Ливингстон - Дональд Крисп.
Тетя Бэл – Фэй Бейнтер.
Тед – Ричард Кромвель.

Действие фильма происходит в 1852-1853 годах в Новом Орлеане. Ставшая обладательницей значительного состояния после смерти родителей Джулия Мэрсден готовится к свадьбе с молодым успешным банкиром Престоном Диллардом (ах, Генри Фонда, Генри Фонда). Престон и Джули знакомы с детства, ну и любовь у них эта самая тоже идет с тех самых пор. При этом они уже были однажды помолвлены, однако помолвка была расторгнута в связи со вздорным и взбалмошным характером Джулии. Девица она, правда, на редкость стервозная, избалованная и при этом не отличающаяся выдающимся умом и способностью быть последовательной в своих решениях. Ей нравится эпатировать публику, и свидетелем парочки таких выходок зритель становится в самом начале фильма: сперва Джулия опаздывает на ужин, который сама же и организовала, а потом заявляется на этот ужин, даже не удосужившись сменить дорожное платье. Вообщем, хлыстик по барышне явно плачет, однако Престон поначалу производит впечатление человека недостаточно принципиального и волевого для того, чтобы обуздать свою невесту.

Даже когда невеста доходит до того, что заявляется к нему в банк и прерывает заседание совета директоров по причине того, что Престон хотел поехать с ней выбирать платье для бала, Диллард остается мягок и просит ее понять его. Джулия, естественно, обижается и уезжает из банка восвояси. А вот доктор Ливингстон, понявший, в чем дело, справедливо указал Престону на то, что нужно было просто сломать о Джулию трость, а потом купить ей бриллиантов, тут она бы и растаяла. Воодушевленный крепким мужским советом Диллард едет к Джулии с намерением объясниться с ней серьезно. Захватив на всякий случай трость, он идет к двери в спальню Джулии и долго туда ломится, пока стервочка не впускает его внутрь. Там у них происходит невразумительное объяснение, после чего Джулия показывает Прессу платье, которое она купила без него. Платье это оказывается красного цвета, а по непререкаемому в Новом Орлеане этикету незамужние девушки должны были выходить в свет только в белом. Диллард, естественно, пытается образумить свою непокорную невесту, но та капризничает. *потому, что ее никто в жизни не бил, хи-хи* Погрозив ей пальчиком и не воспользовавшись тростью, Престон уходит.

Далее на авансцену выходит товарищ по имени Бак. Видимо, он тоже давний друг Джулии, хотя актер выглядит немного постарше. Человек он малосимпатичный, заносчивый, но смелый в зависимости от ситуации. Впрочем, об избирательной смелости Бака разговор далее.

Так вот, перед балом Джулия, принарядившись в красное платье, вызывает к себе Бака и просит его отвезти ее на бал. Приехав и выслушав просьбу взбалмошной ммм, ну пусть будет красотки (хотя красивой я Бетт Дэвис ни за что бы не назвал), Бак отказывает ей в этой услуге. Сделал он это скорее не из высоконравственных соображений, которые для него, как видно, не очень интересны, а попросту из опасения быть вызванным на дуэль Престоном.
В итоге Джулия едет на бал со своим женихом. Зритель поначалу ждет, то молодой банкир, увидев свою невесту в красном платье, откажется везти ее на бал, выдержит характер и расторгнет помолвку, однако Престон хоть и без особого энтузиазма ведет Джулию к своей карете. Характер он еще выдержит на балу, причем сделает это блестяще.

*Сцены на балу следует обязательно внести в «Энциклопедию образцов настоящего мужского поведения на экране», если таковая будет создаваться, хи-хи. Туда же, вне всякого сомнения, нужно отправить и финальную сцену «Унесенных ветром», которую старина Кларк Гейбл исполнил так убедительно, что сомнений оставаться не должно – Ретт Батлер к этой ммм женщине по имени Скарлетт не вернется*

Так вот, о бале. Все изумленно и возмущенно косятся на нарушительницу городских канонов поведения, в связи с чем очаровательной бунтарке становится очень неуютно. Не имея достаточно воли для того, чтобы выдержать характер и продолжить веселиться и танцевать как ни в чем не бывало, Джулия уныло опускает уголки губ и начинает канючить: «Пресс, отвези меня домой, отвези домой, Пресс, ну пожалуйста…» Но Пресс уступать не намерен, напротив, для него вечер только начинается. Для начала он подходит к Баку, который с насмешкой смотрит на смущение Джулии, и затевает с ним ссору. Диалог у них получается примерно такой:

П: Сегодня прохладно, Вы не находите?
Б: Прохладно? Я бы сказал, что сегодня жарко.
П (с каменным лицом): А я считаю, что сегодня весьма прохладно.
Б: Помилуйте, я просто высказал свое мнение. Вам прохладно, а мне жарко.
П: Я все-таки настаиваю на том, что сегодня прохладно (испепеляя взглядом Бака).
Б: Как скажете. В самом деле, если Вы говорите, что сегодня прохладно, значит, так оно и есть. Извините, я Вас покину.

Но и это еще не все. Далее начинаются танцы. Джулия танцевать не хочет, глупышка хочет только домой, к подушке, в которую можно поплакаться, но Престон уверенно ведет ее в танце, ни на секунды не выпуская из цепких объятий. Смущение и трепет дурочки заметны в зале, в итоге какой-то пожилой джентльмен идет за кулисы и просит музыкантов прекратить играть (к тому времени вальсируют только Престон и Джулия, а все остальные стоят и смотрят на них). Музыканты радостно прекращают бесконечный вальс, но Престон с весьма волевым лицом требует от них продолжения, после чего пытка дамы в красном возобновляется. Ну а в довершении всего этот красавчик расторгает с ней помолвку. Предварительно привезя домой, хи-хи.

В довершении всего Диллард уезжает на Север, и Джулия остается без жениха во второй раз в жизни. Поначалу она пребывает в полной уверенности, что Престон приедет очень скоро и помирится с ней, однако время идет, а Пресса все нет. Джулия перестает выходить в свет, живет почти безвыездно с тетушкой Бэл, ведет хозяйство и тоскует по Престону. Она становится совсем тихой, кроткой, молчаливой, зато делается хорошей хозяйкой. Все ее мысли о Прессе, о том, как он приедет, и она на коленях попросит у него прощения за свое дурное поведение.

И наконец этот день наступает. В дом Мэрсдонов приходит весть, что Престон Диллард спустя год возвращается на Юг. Одновременно в городе начинается желтая лихорадка, которая пока что проявляется в единичных случаях. В связи с этим многие семьи отправляются за город, где создана эдакая «зона безопасности», куда патруль не допускает больных. Поначалу Джулия отказывается туда ехать, но, узнав, что Престон возвращается, соглашается отправиться за город в надежде пригласить к себе в безопасное место Пресса. Она вся светится от счастья (и даже становится симпатичной – это я про внешность) и ждет не дождется, когда увидит своего суженого.

В загородное имение Мэрсдонов потихоньку съезжаются гости, среди них и Бак, и чей – то молодой родственник Тед, и еще много кто. Однако Престона все нет и нет. Джулия выставляет настоящие часовые посты из забавных негров (право же, они очень органично показаны рабами, даже непонятно, что в этом было плохого), и, наконец, часовые докладывают ей, что едет карета мистера Дилларда. Престона встречают тетя Бэл и гости, его приветствуют, ну а Джулия ждет момента, когда его хоть ненадолго оставят в покое, чтобы поздороваться с ним наедине.

В конце концов этот сладкий миг приходит. Престон остается один, он оглядывается и видит Джулию. Та стоит перед ним в красивом белом платье и смотрит на него любящим взглядом. Произнеся теплые приветственные слова, она становится перед ним на колени и молит простить ее. Диллард кажется смущенным, он просит Джулию встать с колен, та поднимается, и тут в комнату входит симпатичная молодая леди с темными волосами. То, что Престон говорит потом, угадаете сами.

После этого удара поведение Джулии, конечно же, меняется. Не получив того, ради чего пыталась стать овечкой, хищница рассвирепела и снова показала зубы. Насмешки над новоявленной миссис Диллард (жену Престона зовут Эмми), флирт с Баком на глазах бывшего жениха, критика политических взглядов Престона (он, как и Ретт Батлер в «Унесенных ветром», говорит о том, что Юг не справится с Севером в войне, если она состоится) – все это ярко характеризует порочную натуру взбалмошной девицы, хи-хи. Однако Диллард довольно скоро узнает, что Джулия весь этот год прожила затворницей, поэтому такое ее активное поведение с мужским полом значит лишь то, что она встала на тропу войны. Впрочем, в пространные объяснения с бывшей невестой Престон вступать не намерен, а на различного рода провокации твердо отвечает, что любит жену.

А Желтый Джек между тем забирает все больше людей в Новом Орлеане. Часть директоров банка Дилларда тоже заболевает, и Престону приходится ехать в город. Эмми он оставляет на попечение тетушки Бэл. Тут же происходит ссора, спровоцированная Джулией в надежде задеть Эмми и Престона. В итоге юный Тед вызывает опытного дуэлянта Бака на поединок. Джулия немедленно распускает нюни и начинает умолять Бака отказаться от поединка, но тот, конечно же, сделать этого не может. Ну и в довершении всего тетушка Бэл называет племянницу Иезевилью.

Иезевиль это такая библейская героиня, из Ветхого Завета. Она была женой израильского царя Ахава, и именно благодаря ей в поклонение Ваалу сперва ударился сам царь, а потом и значительная часть израильского народа. Несколько более подробнее об этом (и, в частности, о пророке Илие) см. главу пятую части третьей «Знака Последнего». Применительно же к Джулии такое сравнение значит то, что она, как и ветхозаветная язычница, несет окружающим зло.

На следующее утро происходит дуэль. Бак – таки предлагает помириться и даже дважды приносит свои извинения, но юный Тед непреклонен. Усмехаясь, Бак берет пистолет и отправляется учить мальчишку. Они становятся спина к спине, расходятся, по команде оборачиваются, и гремят два выстрела.

URL
2008-07-12 в 22:28 

В доме между тем происходит очередная стычка между симпатичной миссис Диллард и яростной фурией Джулией, которой при таком характере вполне реально окончить дни старой девой, хи-хи. В разгар этой перепалки Эмми, чуть не плача, обвиняет Джулию в том, что по ее вине погиб Тед, после чего поворачивается к двери, чтобы уйти, и застывает с открытым ртом. В дверях стоит этот самый Тед, который прикончил старину Бака. Впрочем, по отношению к утверждению, что Джулия стерва и дрянь, совершенно без разницы, кто погиб по ее вине. Главное, что погиб.

Ну а потом, само собой, приходит известие о том, что Престон заболел лихорадкой. Естественно, Джулия решает, что это ее дело, поэтому начинает геройствовать – берет в провожатые негра и петляет между заслонами, которые не пускают никого в зараженный город и обратно. Эмми же с тетей Бэл и Тедом добиваются разрешения приехать к Престону и без лишних геройств едут в Новый Орлеан. Джулия оказывается у постели больного Пресса несколько раньше других родственников – она выхаживает его, облегчает, как может его участь, не отходит от находящегося без сознания больного ни на минуту. Затем приезжает Эмми, и у Джулии хватает мозгов уступить свое место законной супруге, которая продолжает выполнять функции сиделки. Однако участь Пресса предрешена – ему предстоит отправиться в числе очередной партии больных на остров карантина, куда отвозят всех больных, дабы не заразить город целиком. Эмми собирается ехать с Прессом и выпрашивает – таки разрешение для этого, но Джулия титаническими усилиями убеждает ее, что северянка не знает местных нравов, местного наречия, местных жителей, поэтому с Прессом надо ехать ей, Джулии. Иезевиль обещает сделать все возможное, чтобы Пресс выздоровел, и тем самым искупить свою вину перед ним и Эмми. Поразмыслив, умница Эмми соглашается. Фильм заканчивается кадром, в котором Джулия сидит в повозке, набитой больными, рядом с Прессом.

Забавно: создатели фильма соперничали с авторами «Унесенных ветром», дабы успеть закончить свою ленту быстрее. Они в этом преуспели, и это, надо думать, сослужило им неплохую службу: на «Оскар» ленты номинировались не в одном году («Иезевиль» в 1938, а «УВ» - годом позже), поэтому фильм, которому посвящен этот пост, принес – таки съемочной группе участие в пяти номинациях ( в том числе «Лучший фильм») и победу в двух ( «Лучшая женская роль», где победила Бетт Дэвис и «Лучшая женская роль второго плана» - Фэй Бейнтер за роль тети Бэл. Кстати, любопытно, что Фэй Бейнтер в том же году номинировалась и на «Лучшую женскую роль» за фильм «Белые флаги». А вот Генри Фонда за роль Престона номинирован не был, зато спустя два года его выдвинут на премию, правда, он ее так и не получит). Годом позже «Унесенные ветром» соберут более внушительную коллекцию наград. Сравнивать фильмы с позиций «лучше-хуже» вообще дело неблагодарное. Да, «УВ» получили больше «Оскаров», но ведь не только награды определяют качество картины. И не только память зрителей (это я к тому, что «УВ» сейчас знают почти все, а «Иезавель» - далеко не все, хи-хи).

А вот сравнить два фильма с точки зрения «похожи - не похожи» вполне можно. Действие и «УВ», и «Иезавели» происходит на Старом Юге; героинями обоих лент являются вздорные красавицы из высшего света; финал обоих фильмов остается открытым ( и если в «УВ», по сути, может быть два основных варианта продолжения, то в «Иезавели» намного больше) – вот схожие моменты. Несхожих много больше: в «Иезавели» нет героя мужского пола, сопоставимого по масштабу с Реттом Батлером; у Джулии нет детей; она не теряет близких по ходу ленты; в «Иезавели» нет войны (она грянет через десять лет) и т.д.

Хотел было сделать вывод… но Вы уже наверняка догадались, какая концовка этой истории мне больше всего по душе, хи-хи.

URL
2008-07-13 в 16:57 

Чтоб оба зайчика умерли?

2008-07-13 в 17:06 

Марина_
Нууу, это слишком уж мрачно, хи-хи.

URL
2008-07-20 в 16:50 

"Это случилось однажды ночью" (вариант перевода - "Одной счастливой ночью"), 1934, США.

Режиссер - Фрэнк Капра.
Автор сценария - Роберт Рискин.

В главных ролях:
Питер Варн - Кларк Гейбл.
Элли Эндрюс - Клодет Кольбер.
Кинг Вестли - Джеймсон Томас.
Александр Эндрюс - Уолтер Коннолли.

Грандиозный фильм, хорошее настроение после просмотра практически гарантировано. В этой киноленте очень многое в истории кинематографа показано впервые - в первый раз используется сюжет, в соответствии с которым капризная дочка убегает от богатого папы и путешествует с человеком несравненно более бедным, чем она (при этом у нее, конечно же, есть жених); впервые использованы сопутствующие такому сюжету мотивы и еще кое - что (по крайней мере я в более ранних фильмах этого не видел). А еще этот фильм впервые в истории получил целых пять "Оскаров", став абсолютно лучшим фильмом 1934 года (хотя конкуренция была более чем достойной - чего стоит одна "Клеопатра" Сесила ДеМиля, в которой, кстати, египетскую царицу сыграла все та же Клодет Кольбер. А ведь были еще "Тонкий человек" и другие номинированные фильмы. К тому же, некоторые значительные ленты не были выдвинуты на "Оскар" в этом году - например, "Лилиоме" Фрица Ланга и "Человек, который слишком много знал" Альфреда Хичкока).

Пересказывать фильм на сей раз большого смысла нет. Во - первых, некоторые сцены в кино с похожими сюжетами повторяются из раза в раз; во - вторых, фильм лучше все - таки посмотреть, чем читать пересказ; ну а в - третьих, более - менее толковый пересказ фильма есть на "Википедии" (только там страничка называется "Одной счастливой ночью") - поэтому тут я скажу кое о чем другом.

Я не очень большой знаток кино. Просто некоторые фильмы вызывают у меня интерес, вот я их и стараюсь посмотреть. Пожалуй, в литературе и живописи я понимаю немного больше, чем в кинематографе (хотя и там смыслю не очень много). Возможно, в силу такой ограниченности кругозора, а может, по причине исключительности этого фильма, до его просмотре мне никогда не приходила в голову мысль, что можно снять едва ли не эталонную романтическую комедию, не показав в ней ни одного поцелуя. И только посмотрев этот фильм, я понял, что это возможно. "Это случилось однажды ночью" лента лирическая, добрая, удивительно теплая, в ней нет не только ни одного поцелуя, но ни одной драки, экшна вообще минимум. Но смотрится фильм на одном дыхании. У меня на коробочке от диска не написано, сколько он идет, и поэтому по мере его просмотра я загадывал, чтобы он шел еще и еще.

Не могу не сказать несколько слов о своем любимом актере. Гейбл в этом фильме великолепен. Пожалуй, больше всего в старине Кларке вызывает восхищение его умение быть разным в разных фильмах. Казалось бы, имидж его не менялся после этого фильма еще двадцать пять лет: со вкусом одетый красавец с батлеровскими усиками, самодовольной улыбкой и лукавым взглядом, но в то же самое время он очень разный в каждой роли: строгий, забавный и пылкий в этом фильме; ироничный и эгоистичный в "Красной пыли"; сперва убежденный атеист и гордец, а потом преклонивший колени в молитве вновь обретший свою любовь влюбленный в "Сан - Франциско"; Ретт Батлер в "Унесенных ветром" (к этому нечего добавить, хи-хи); пронырливый журналист в "Любовь бегах" (несмотря на внешнюю схожесть сюжетов с описываемым фильмом, эти киноленты очень разные - в том числе благодаря Гейблу) и много, много кто еще. В "Это случилось однажды ночью" есть несколько особенно запоминающихся сцен с героем Кларка: когда он переодевается перед сном в дешевом отельчике; ловит машину; устраивает для своей спутницы постель из соломы; ведет ночную беседу с Элли; и, конечно же, общается с ее отцом. Эта последняя сцена просто великолепна, она звучит примерно так:

Александр Эндрюс (отец Элли): Вы не против, если я задам Вам один вопрос? Вы любите мою дочь?
Питер Варн: Тому, кто ее полюбит, не мешало бы провериться у психиатра.
АЭ: Вы уклоняетесь от ответа.
ПВ: Она прекрасно провела со мной время. Кинг Вестли - ее жених, а ей нужен муж, который будет с ней нянчиться. Если бы Вы были умнее, давно бы выбили из нее дурь.
АЭ: Так Вы ее любите?
ПВ: Нормальный человек не сможет прожить с ней под одной крышей. Она для меня ничто!
АЭ: Я Вас спрашиваю, Вы ее любите?!
ПВ: ДА! ( АЭ церемонно кланяется)Но не смейте меня задерживать, я опаздываю!

Любопытно, что этот фильм принес Гейблу его единственный "Оскар" за лучшую мужскую роль ( на мой взгляд, их могло бы быть и поболе). Еще дважды он номинировался на эту премию - в 1935 за роль в фильме "Мятеж на Баунти" и в 1939 за роль Ретта Батлера в "УВ", но оба раза жюри предпочло ему других актеров - Виктора Маклаглена ("Осведомитель") и Роберта Доната ("До свиданья, мистер Чипс") соответственно.

Любопытно, что спустя пару лет после успеха "Это случилось однажды ночью" Гейбл снялся в весьма похожем по основной идее сюжета фильме "Любовь в бегах". Однако, как это ни удивительно, тот фильм получился совсем другим - сценарий был написан таким образом, что внимание зрителя было сразу обращено на отличия нового фильма от "Это случилось однажды ночью"; кроме того, в новом фильме было гораздо больше плутовства, погонь, драк, был добавлен шпионский сюжет и т.д., так что лента получилась самостоятельная и интересная.

Ну и в заключении чуть подробнее о наградах. Как я уже отметил, фильм получил пять основных "Оскаров", а именно: лучший фильм, лучший режиссер, лучшая мужская роль, лучшая женская роль и лучший сценарий - адаптация.

URL
2008-08-11 в 16:26 

"Человек, который слишком много знал", 1934, Великобритания.

Режиссер - Альфред Хичкок.
Продюсер - Майкл Бэлкон.
Сценарий - Эдвин Гринвуд, А.Р. Роулинсон.
Оператор - Керт Курант.
Композитор - Артур Бенджамин.
Спецэффекты - Альберт Уитлок.

В главных ролях:
Боб Лоуренс - Лесли Бэнкс.
Джилл Лоуренс - Эдна Бест.
Эбботт - Питер Лорре.
Рамон - Фрэнк Воспер.
Бетти Лоуренс - Нова Пилбим.
Сестра Агнета - Сисли Оутс.

Нестрашный звуковой триллер "британского периода" Хичкока. Завязка сюжета довольно-таки проста: семейная пара Лоуренсов вместе со своей дочерью Бетти отдыхают в Швейцарии. Приятель Лоуренсов погибает от пули неизвестного стрелка, успев прошептать Джилл, что внутри его помазка для намыливания щек перед бритьем спрятана бумажка с информацией, которая должна быть немедленно доставлена британскому послу. Джилл передает эти слова своему мужу, тот бросается в кабинет погибшего, находит там эту самую бумажку, читает ее содержимое, а потом весьма глупо начинает любопытствовать у каждого встречного-поперечного, где тут, собственно, обитает британский посол. Естественно, противоборствующие силы его выслеживают и похищают его дочь. Теперь перед четой Лоуренсов дилемма: молчать о готовящемся покушении на зарубежного дипломата в Лондоне и тем самым попробовать сохранить жизнь своему чаду или же рискнуть и попробовать спасти и дочь, и дипломата. По всем законом жанра выбирают они второй вариант. Фильм идет всего 70 с небольшим минут, поэтому особо сложной интриги ожидать от него не стоит: так, обычные номера с переодеванием, слежкой, гипнозом, погонями. Имеет место и знаменитый "саспенс" Хичкока - нагнетение им напряжения вокруг готового прозвучать взрыва/выстрела/еще чего-нибудь. Так, в концертной зале Джилл до последнего момента не может сделать выбор: сорвать концерт, а заодно и покушение, или же благоразумно промолчать. А вот появление в кадре в эпизодической роли самого Хичкока (привет Эльдару Рязанову, хи-хи) на сей раз не состоялось .

Из любопытных сцен фильма можно выделить посещение героями таинственного "храма солнца" в Лондоне - что это за штуковина такая, я не уразумел, усек только то, что в нее захаживали преступники-заговорщики. В конце фильма имеет место осада дома, где засела банда, полицейскими - сцена эта отчасти основана на реальных событиях: в 1910 году в Лондоне полисмены осаждали дом, где засели русские анархисты (вот такая вот петрушка).

В фильме хорош Питер Лорре, совершенно замечательным образом сыгравшего главного нехорошего человека ленты. Пока смотрел фильм, все пытался вспомнить, где же я его видел, и только спустя сутки совершенно неожиданно всплыл в памяти "варнерброзеровский" мультик, где есть странный злодей-коротышка в таинственном замке. Как оказалось, коротышка этот был срисован именно с Лорре. Надо сказать, что "Человек, который слишком много знал" это первый англоязычный фильм, в котором снимался этот венгерский еврей, до того игравший в Германии. Когда он познакомился с Хичкоком, и тот принялся беседовать с ним, дабы понять, подходит ли он на роль Эбботта, Лорре, весьма скверно еще знавший английский, умудрился очаровать режиссера фирменной улыбкой, смехом, жестикуляцией, говоря при этом нарочито мало. Хичкок заглотнул наживку и утвердил Питера на роль. Впоследствии этот фокус раскрылся, и Лорре был вынужден заучивать целые куски сценария, толком не зная, что они значат. Отсюда мораль: чаще улыбайтесь.

Фильм, конечно, неплохой, но лучшие ленты Хичкока у него впереди, так что, глядя не держащего зрителя в большом напряжении "Человека, который слишком много знал", мы можем угадывать черты почерка мастера, которые впоследствии проявятся у него ярче и сильнее.

URL
2008-09-28 в 11:00 

"Лилиоме", 1934, Франция.

Режиссер - Фриц Ланг.

В главных ролях:
Шарль Буайе;
Мадлен Озерэй;
Пьер Альковер;
Роберт Арно;
Александр Риньо;
Генри Ричард;
Ролан Тутэн;
Флорель.

Неплохой по тем временам фильм, к настоящему моменту потерявший, как мне представляется, свое былое значение.

До определенного момента сюжет развивается вполне нормально. Лилиоме, работающий на карусели зазывалой, человек необузданный, страстный и непоседливый (его играет Шарль Буайе - играет вполне достоверно *благо, для таких ролей многого не надо*, однако четыре номинации на "Оскар" - 1937, 1938, 1944, 1961 - его еще только ждут). Однажды на карусели он встречается с двумя хорошенькими девушками (вроде они, правда, были ничего себе, вот только я забыл их внешность сразу же после просмотра, хи-хи). Одна из них, по имени Жули, всерьез влюбляется в него. Хозяйка карусели, приревновав Лилиоме к Жули, приказывает ему вышвырнуть девушку вон, однако Лилиоме устраивает скандал, по итогам которого оказывается уволен. Впрочем, это его пока не сильно печалит. Над Жюли тоже висит угроза увольнения - она потеряет работу, если не вернется в общежитие до ночи. Но Лилиоме требует, чтобы она осталась с ним, и бедная девушка жертвует работой из - за прихоти своего возлюбленного.

Лилиоме и Жули начинают жить вместе, однако совместная жизнь омрачается тем, что нигде толком не работающий Лилиоме, испытывая чувство неловкости за свое безделье, всячески тиранит жену. Все это великолепие наспех состряпанной семьи сопровождается социальными картинами - однажды Лилиоме вызывают в полицейский участок, где ему приходится ждать несколько часов, чтобы уладить свои неприятности.

Вскоре выясняется, что Жули беременна. Сцена, в которой она сообщает Лилиоме об этом, очень мила и трогательна. Однако под влиянием от этой новости Лилиоме отвергает предложение хозяйки карусели вернуться к ней на работу, и снова остается без денег. В итоге он принимает предложение своего приятеля и решается убить и отнять деньги у кассира, хотя подготовка к убийству дается ему непросто. Однако кассир оказывается не так плох, у него с собой пистолет, а неподалеку сидят в засаде полицейские. В итоге план неудачливых разбойников срывается, они бегут, и Лилиоме в пылу погони бьет себя ножом в грудь. Спустя непродолжительное время, оказавшись перенесенным в свой дом, он медленно умирает *это, пожалуй, лучшая сцена фильма*

Собственно, тут нормальное развитие сюжета и заканчивается. Ибо за Лилиоме приходят "полицейские Бога", которые сопровождают его на небо. Там он попадает в небесную канцелярию, сцены в которой практически скопированы со сцены в полицейском участке. В итоге, подняв все происходящее на смех, Лилиоме отправляется на 16 лет в ад, после чего ему будет даровано право на один день вернуться на Землю, чтобы сделать что - нибудь хорошее.

Проходят 16 лет, и поседевший Лилиоме оказывается на Земле. Там он встречает свою дочь и беседует с ней о ее отце. Сперва их беседа проходит в очень милом ключе, однако затем наш герой, узнав о том, что Жули говорила дочери о нем только хорошее, приходит в ярость и рассказывает дочери всю правду. Та, разумеется, не верит странному незнакомцу и бежит домой. Однако Лилиоме встречается с ней еще раз, вновь пытается убедить в своей правоте, приходит в совершеннейшую ярость и бьет ее.

В следующей сцене Лилиоме вновь в небесной канцелярии. Тамошний служащий упрекает его в том, что он неисправим. Дело идет к тому, что Лилиоме снова отправится в ад. Однако на Земле в это время происходит диалог между Жули и ее дочерью. Девушка спрашивает у матери, бывает ли так, что удары не доставляют боли. И Жули, вспоминая Лилиоме, отвечает, что такие удары бывали в ее жизни. На небесах чаша весов перевешивается в пользу Лилиоме, и он оказывается спасен.

Ну, что тут можно сказать. Главный недостаток фильма, который касается темы потустороннего мира, это отсутствие концептуальности. ИМХО, когда автор (писатель, режиссер - не суть важно) касается этой темы, у него есть два пути: выбрать один из традиционных взглядов на это (например, взять учение одной из религий) или же придумать нечто свое, однако такое, чтобы зритель/читатель могли увидеть в этом определенную логику. В данном фильме не происходит ни того, ни другого. За основу вроде как берется христианство, однако сперва оно всячески принижается, а потом из - за каких - то пустяковых слов Жули вся эта штуковина начинает работать, и душа Лилиоме оказывается спасена. То, что привнесли в этой области создатели фильма, вообще не выдерживает критики - отправка на Землю после пребывания в аду логически ничем не обоснована, она необходима только для того, чтобы Лилиоме в очередной раз накосячил, а Жули сказала свою роскошную фразу. ИМХО, конечно, но представления о Боге как о чем - то существующем, но абстрактном, яйца выеденного не стоят. Ну а на фоне фильма "Сан - Франциско", который станет следующим в этой теме, "Лилиоме" не стоит ничего.

URL
2008-09-28 в 17:09 

MirrorMask
Нож не режет свою рукоятку.
Хм, к кинам про неадекватных типов как-то сильно охладела с возрастом.. Пазитива, панымаешь, хочется..

2008-09-28 в 17:34 

MirrorMask
Эх, какие Ваши годы, хи-хи.

URL
2008-09-28 в 18:12 

MirrorMask
Нож не режет свою рукоятку.
Позавчера в первый раз обозвали бабой.

2008-09-28 в 18:28 

MirrorMask
Помилуйте, ну и что с того? Вот появятся у Вас внуки, тогда и поговорим, хи-хи.

URL
2008-09-29 в 10:00 

MirrorMask
Нож не режет свою рукоятку.
Сомнительно что-то.

2008-11-17 в 00:33 

«Сан – Франциско», 1936, США.

Режиссер – Вуди Ван Дайк.
Сценарий – Роберт Е. Хопкинс.

В главных ролях:
Блэки Нортон – Кларк Гейбл.
Мэри Блейк – Жанетт МакДональд.
Отец Тим Маплин – Спенсер Трейси.
Джек Берли – Джек Холт.

Выдающийся фильм – вот первое, что приходит на ум, когда я слышу это название. Одна из немногих кинолент, которые меня частенько тянет пересматривать.

Мэри Блейк, дочь сельского священника, приезжает в Сан – Франциско, чтобы найти себе работу. Девушка обладает превосходными вокальными данными, училась петь и мечтает об опере. Однако никто не спешит брать целомудренную и богобоязненную Мэри на работу. В итоге она приходит в клуб Блэки Нортона (его играет Гейбл).

Нортон персонаж неоднозначный и, как это почти всегда бывает у довоенного Гейбла, юношески – романтичный. Он неглуп, получил хорошее воспитание, умеет нравиться женщинам, хорошо ведет свои дела, недурно боксирует, целеустремлен и находчив. Однако вместе с тем Блэки вспыльчив, бывает легкомыслен, да и кулаки пускает в ход чересчур часто. Он с детства дружит со священником Тимом Маплином (пожалуй, самый выдающийся персонаж этой истории), который как – то в разговоре с подружившейся с ним Мэри рассказывает о Блэки, что тот на словах бывает зол, жесток, несправедлив, отрицает существование Бога, но в то же время мало у кого найдется сердце такое доброе и чуткое, как у Нортона. Несмотря на атеизм, Блэки подарил церкви отца Тима дорогой орган, когда у того возникла в нем острая необходимость; он вообще готов прийти на помощь тем, кому сейчас плохо, кому нужна поддержка.

Услышав пение Мэри, Нортон берет ее на работу и подписывает контракт. Уже очень скоро в его заведении окажется старый заслуженный профессор городской консерватории, который окажется очарован пением Мэри. Он немедленно заявит, что эту девушку ждет опера и он готов всячески поспособствовать ее триумфу, но Мэри связана условиями контракта еще на два года. Впрочем, будучи уверен в себе, Блэки предоставляет ей право уйти, если она того хочет. Однако девушка вынуждена отказать с нетерпением ждущему ее ответа профессору *как – нибудь мы обсудим фильм «Переулок святого Мартина» с Вивьен Ли в главной роли, где начинающая артистка окажется не столь щепетильна по отношению к человеку, первому протянувшему ей руку помощи*

Вскоре Нортон, к тому времени выигравший на выборах надзирателя пожарной охраны, признается Мэри в любви. Девушке глубоко симпатичен Блэки, но в итоге она склоняется к тому, что является для него всего лишь очередной игрушкой, что Нортон не испытывает к ней по – настоящему сильных чувств. В итоге, едва выслушав его признание, Мэри покидает клуб и уезжает в оперный театр. Весть об этом приносит Нортону отец Тим, и тот решает действовать с позиции силы – на руках у него по – прежнему контракт, тогда как его устное согласие отпустить Мэри в оперу нигде не зафиксировано и не может быть доказано.

Между тем находится еще один человек, влюбленный в Мэри. Это Джек Берли, владелец оперного театра, в котором девушка готовится к своему первому представлению – ее дебютом становится партия Маргариты в опере «Фауст». Как раз перед этим представлением Берли признается ей в любви и просит ее руки. Девушка не любит Джека, хотя тот, несмотря на разницу в возрасте, человек вполне симпатичный и достойный. Сердце ее принадлежит Нортону, и она очень рада, увидев Блэки в одной из лож во время дебютного выступления. Однако Нортон прибыл сюда с намерением увезти Мэри назад, поскольку такое право дает ему подписанный ими контракт. Но, услышав пение Мэри, Блэки не решается настоять на своем в такой жесткой форме и разрывает контракт. Появившись же в гримерной девушки после представления, он выражает ей свое восхищение, слышит слова любви из ее уст и, воспользовавшись моментом, увозит назад в клуб «Парадайс».

Впрочем, и в «Парадайсе» девушка надолго не задерживается. Перед ее выступлением на сцене клуба к Нортону приходит отец Тим. Он обличает Блэки, говоря что тот тянет Мэри на дно, что посягает на ее душу. Упоенный возвращением Мэри Нортон излишне эмоционально реагирует на речь священника и бьет его по лицу. Увидев это, Мэри немедленно уходит с отцом Тимом под руку, а затем возвращается в оперу.

Между тем дела Блэки идут все хуже и хуже. Полиция (очевидно, не без наводки Берли) громит его клуб под предлогом того, что у него содержатся подпольные игровые столы. Самого Нортона отпускает знакомый полицейский и то лишь до утра и с вполне определенной целью – выиграть ежегодно проводимый среди подобных заведений «Цыплячий бал» (артисты «Парадайс» выигрывали конкурс этого мероприятия на протяжении последних трех лет) и с помощью выигрыша уладить свои пошатнувшиеся дела. Однако выясняется, что Нортону некого выставлять на конкурс. Грустный, но не сломленный, он приходит на бал, чтобы понаблюдать за мероприятием.

А на балу оказываются и Мэри вместе с Берли. Начинается конкурс, артисты из различных клубов города представляют свои номера. Последним в списке идет «Парадайс», однако ведущий говорит, что владелец клуба не сумел выставить артистов, а потому от этого заведения никто выступать не будет. Мэри это задевает за живое, ведь она сама выступала в «Парадайсе» и помнит, как Блэки гордился наградами, выигранными в предыдущие годы. Она решает выступить за свой бывший клуб и зажигательно исполняет песню «Сан – Франциско» *поет Жанетт МакДональд, и правда, ого-го как* В итоге приз вручают именно ей. Но Блэки вовсе не собирается принимать этот непрошенный подарок. Выскочив на сцену, он заявляет, что не нуждается в подачках со стороны Мэри, швыряет награду на пол и предоставляет своей бывшей работнице возможность убираться на все четыре стороны. Девушка, едва сдерживая рыдания, быстро идет по залу к выходу, как вдруг зал сотрясает первый толчок землетрясения.

Съемки сцены землетрясения заслуживают отдельного восхищения. В 1936 году создатели фильма умудрились снять по – настоящему правдоподобное зрелище природной катастрофы – зрелище, будто бы ставшее предвозвестником катастрофы, которая постигнет мир совсем скоро, спустя всего три года после съемок фильма. И Кларк Гейбл в начале этой катастрофы и в конце, как и Блэки до и после землетрясения, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. До землетрясения Нортон самоуверен, убежден, что все в его жизни зависит от него, беспечен, удачлив. Гейбл до войны это король Голливуда, лауреат премии «Оскар», богатый актер, любимец женщин и, самое главное, счастливый супруг – в 1939 году он женился на женщине, которую любил больше всего на свете, Кэрол Ломбард (она сыграла в комедии Хичкока «Мистер и миссис Смит», в римейке которой снялся Бред Питт). Три года их брака были похожи на сказку: супруги все делали вместе, ни на миг не расставались, даже на публике стали появляться все реже и реже - настолько им было хорошо наедине друг с другом. Большего счастья сложно было и желать. Со стороны могло показаться, что капитан Ретт Батлер, наконец, нашел свое счастье и женщина по имени Скарлетт О’Хара ему больше не нужна…

Казалось бы, все в руках этих людей. Нортон, хотя и попал в переплет, вполне может найти способ выкарабкаться из тяжелой ситуации, в которой оказался. А Гейбл, титаническим трудом заработав себе имя и признание, наконец, обрел любовь и сумел сам построить идеальную семью. Однако вот уже раздались первые толчки землетрясения, стали рушиться здания, и Блэки потерял Мэри из виду, а после толчков, выбравшись из – под развалин, не может найти ее нигде… Вот уже началась Вторая мировая, и вот Кэрол Ломбард отправляется на антивоенную акцию, а на обратном пути пилот теряет управление… И вот уже Кларк Гейбл ищет Кэрол – а найти ее он может лишь по ту сторону черты, отделяющей жизнь от смерти. Он ищет свою смерть – до паники боясь высоты, записывается в летную школу и после ее окончания, вопреки противодействию правительственных и армейских кругов (шутка ли, один из лучших актеров благополучной страны без видимой надобности идет на фронт) отправляется воевать. Стрелок на самолете Боинг В-17 Flying Fortress лейтенант Гейбл многое повидает на этой войне. Жуткие ночные бои, небо в сполохах, свист снарядов, головокружительная высота, небо над Берлином – все это он пропустит через себя. Он дослужится до майора, совершит 25 вылетов (в среднем экипаж В-17 совершал 20 вылетов до того, как быть сбитым), но смерть на войне так и не встретит. И в 1945 году в Голливуд вернулся герой войны, овеянный славой покоритель воздуха, Рыцарь Без Дамы…

Блэки Нортону повезло больше. После долгих поисков он нашел своего старого друга Тима, а с ним - целую и невредимую Мэри. Один из самых проникновенных кадров фильма – на коленях благодарящий Бога Нортон и видящая эту картину Мэри…

«Сан – Франциско» удостоился премии «Оскар» за лучший звук. Также фильм получил пять номинаций на эту премию: лучший фильм (премию получил «Великий Зигфилд»), лучший режиссер, лучшая мужская роль (номинировался не Гейбл, а блестяще сыгравший Спенсер Трейси – кстати, спустя год он – таки получит «Оскар» за роль священника в фильме «Город мальчиков»), лучший ассистент режиссера и лучший оригинальный сценарий.

Этому фильму уже больше семидесяти лет, но он и сейчас смотрится на одном дыхании. Невероятно обаятельная улыбка Кларка Гейбла, чудесный голос Жанетт МакДональд, доброе и строгое лицо Спенсера Трейси, пугающая в своей беспощадности к людям и архитектурным ценностям природная стихия, счастливый, выстраданный конец, очарование старого довоенного кино – все это делает фильм неповторимым по своей атмосфере. А еще он оставляет ощущение того, что мы далеко не всемогущи на этой Земле. И потому не стоит верить в себя безгранично, но вместе с тем нужно ценить и беречь то, что у нас есть сейчас. Ведь счастье близко – нужно лишь протянуть руку…

URL
2009-08-23 в 19:18 

«Прощай, оружие!», 1932, США.

Вьется змеей путь в никуда…
Ария
Режиссер – Фрэнк Борзэйдж.
Оператор – Чарльз Лэнг.
Звук – Фрэнклин Хансен.

В главных ролях:
Кэтрин Баркли – Хелен Хэйес.
Фредерик Генри – Гэри Купер.
Ринальди – Адольф Менжу.
Фергюсон – Мэри Филипс.
Прист – Джек Ла Ру.
Мисс ван Кампен – Мэри Форбс.

Забавная все-таки штука экранизации. Если экранизируемая книга знаменита и популярна, то публика с нетерпением ждет фильма. Критики считают фильм превзошедшим книгу (хотя мне сдается, что с равным успехом можно сравнивать «огуречный рассол и недоумение» (с)) – другие критики и часть публики ревут, что фильм попсовый и что там слюнявая музыка. Если книга до фильма была неизвестна, а фильм нашумел, то публика рвется читать книгу, и ее печатают тиражами большими, чем прежде. После этого часть прочитавших голосит о том, что до сего момента мир не ценил тихонько писавшего себе писателя, и, если сей автор еще жив, он извлекается на свет и награждается какой-нибудь премией.
И вот посреди всей этой шумихи меня всегда интересует один вопрос – вопрос о том, стоит ли в данной конкретной экранизации менять что-то по сравнению с экранизируемым произведением. В фильме «Прощай, оружие!» изменено очень и очень многое, хотя основная сюжетная линия, на первый взгляд, кажется неизменной: Первая мировая война, Италия, молодой вольнонаемный американец Фредерик Генри и английская медсестра Кэтрин Баркли влюбляются друг в друга, она ухаживает за ним после ранения, беременеет, после возвращения на фронт Генри вынужден дезертировать, так как на его глазах расстреливают офицеров с акцентом, подозревая в них немецких или австрийских шпионов, он бежит в Швейцарию, где Кэтрин умирает от родов. For sale: baby shoes, never used, хи-хи.
В общем и целом фильм мне понравился. Особенно хорош Гэри Купер без майки, хи-хи. Но и без Купера – к слову, он выше своей партнерши по фильму головы эдак на две с половиной – тут есть на что посмотреть. Меня очень порадовала оригинальная съемка от первого лица, имеющая место в эпизоде, когда раненого Генри привозят в больницу. Промежуток времени с июля по октябрь, который влюбленные провели вместе, просто, но с изюминкой показан при помощи смены на экране танцующих букв, сложенных в названия месяцев. Последняя сцена, конечно, великолепна. Купер мало того, что очень трогательно плачет, так он еще спустя несколько мгновений, услышав слова Кэт о том, что она поправится и они будут жить вместе до самой смерти, настолько убедительно играет радость, что вполне можно от всего этого великолепия прослезиться.
Нельзя умолчать и об отличиях действия фильма от развития событий в книге. Так, начало экранизации не соответствует началу романа. Сцена знакомства Фредерика и Кэтрин в фильме более агрессивно-сексуальная, хи-хи: они оказываются в одной постели в день знакомства. Весьма изменен образ капитана Ринальди, друга Генри. В романе он, безусловно, персонаж положительный, тогда как в фильме это утверждение небесспорно. В экранизации Ринальди, не желая, чтобы его молодой друг попадал под влияние Кэтрин, ставит на ее письмах штамп «вернуть отправителю», тем самым лишая Генри возможности прочитать их. Однако, узнав про то, что Кэтрин беременна от Фредерика, Ринальди изменяет свое отношение к их отношениям – именно он объявляет своему другу, что Кэт в Швейцарии, и провожает его до озера, по которому тот уплывает из Италии к своей любимой. В книге ничего этого не было, равно как не было и сцены, когда Ринальди лечит Генри. Да и в Швейцарию Фредерик бежал не один, а с самой беременной Кэтрин, тогда как в фильме она уезжает туда одна и значительно раньше.
О беременности Кэт Фредерик в экранизации узнает лишь после того, как дезертировал – между тем в романе он осведомлен об этом уже тогда, когда во второй раз едет на фронт. В фильме перед этой самой злополучной поездкой содержательница госпиталя, найдя в его палате пустые бутылки из-под спиртного, упрекает его в том, что он решил отсрочить свое возвращение на фронт посредством алкоголизма. В книге Генри переболел желтухой, и суровая мисс Ван Кампен будет пилить его за то, что он намеренно вызвал это заболевание неумеренными возлияниями.
Наконец, в книге герои были неженаты, тогда как в фильме священник обвенчал их, когда Генри лежал в госпитале. В первоисточнике святой отец и вовсе не появлялся в Милане, а уж тем более не общался там с Фредериком и его любовницей.
Я думаю, не бывает верного или неверного восприятия произведения искусства. У каждого читателя складывается свое мнение о книге, у каждого зрителя – свое впечатление о фильме. В романе я увидел определенную мораль. Данное утверждение не означает, что я разделяю эту мораль – мое согласие или несогласие с этой моралью сейчас неважно. Важно то, что мораль в книге я увидел. Она звучит примерно как: не надо быстро ложиться в постель, да еще и до брака; не надо пить спиртные напитки во время беременности; не надо воевать. В фильме от всего этого остается в лучшем случае последняя треть, да и то страдания от военных действий показаны в нем не очень убедительно. Впрочем, эка невидаль – фильм без морали.
Один из моментов заставил меня улыбнуться. В нем звучит песня «Санта Лючия», и я, слушая ее, невольно поймал себя на мысли, что жду мгновения, когда голос певицы станет искусственно искажаться, а затем зазвучит мелодия «На службе силы зла» «Арии». Полагаю, к судьбе киношного Генри отлично подходит последняя строчка этой песни.
Четыре номинации на «Оскар» в 1934 году, победа в категориях «лучшая операторская работа» и «лучший звук».

URL
2009-08-23 в 19:40 

:yogi:

А, кстати, почему 1-я мировая для людей 30-х была не таким потрясением, как 2-я?
Вот ведь 16 лет прошло, а они о ней кино снимают...

Хотя, может быть, Хеменгуэй его писал в предощущении будущей войны?

2009-08-23 в 19:53 

Ммм, почему не была таким потрясением, не понял?

По словам Хэмингуэя именно в преддверии ее он его и писал. Хотя предисловие, в котором это говорится, старик Хэм сваял уже после Второй мировой, хи-хи.

Но вообще он герой - воевал на обеих.

URL
2009-08-23 в 19:55 

Это я о ваших рассуждениях в самом начале данного раздела.

2009-08-23 в 20:00 

Это я о ваших рассуждениях в самом начале данного раздела.
Эээ, что же я там писал прошлым летом... Хи-хи.

Сложный вопрос, на самом деле. В заглавии темы я скорее имел в виду то, что в основе Второй мировой лежала настолько бесчеловечная идея, что доселе такого потрясения мир не видел - пусть даже и с учетом Первой мировой.

URL
2009-09-26 в 13:36 

«Гранд Отель», 1932, США.

Сатана в нестерпимом блеске,
Оторвавшись от старой фрески,
Наклонился с тоской всегдашней
Над кривою Пизанской башней.
«Пиза», Н. Гумилев.

Режиссер – Эдмунд Гулдинг.
Оператор – Уильям Дэниелс.
Автор сценария – Уильям Дрэйк по пьесе Вики Баум «Люди в отеле».
Композитор – Дуглас Ширер.
Продюсер – Ирвин Тальберг.
Художник-постановщик – Седрик Гиббонс.

В главных ролях:
Грузинская – Грета Гарбо.
Барон Феликс фон Гейгерн – Джон Барримор.
Флеммхен – Джоан Кроуфорд.
Прайзинг – Уоллес Бири.
Крингилайн – Лайонел Барримор.
Доктор Оттерншлаг – Льюис Стоун.
Сенф – Жан Хершолт.

У савана, как известно, нет карманов. У гроба отсутствует прицеп. Даже в этом мире, где все покупается, не все продается. Судьба иного персонажа, пусть даже самого могущественного в рассматриваемом пространстве, подчас ломается из-за гораздо менее богатого и значимого в обществе человека. Конечно, обратной стороной медали является то, что король птиц – крапивник. Однако и он не утащит корону на тот свет. А за плечом апостола тот, кому корона на Земле должна была принадлежать по праву.

Фильм начинается короткими сценками, в которых персонажи говорят по телефону в берлинском Гранд Отеле с разнообразными невидимыми собеседниками, благодаря чему перед нами вырисовывается картина, имеющая место на начало повествования. Портье Сенф звонит в роддом и беспокоится о своей жене. Скромный бухгалтер Крингилайн сообщает другу, что смертельно болен, а потому снял со своего счета все сбережения и намеревается прожить свои последние дни в самом роскошном отеле Берлина, ни в чем себе не отказывая. Президент крупной компании Прайзинг общается с родителями (очевидно, бизнес перешел к нему от отца) и обещает приложить все усилия для того, чтобы крупная сделка состоялась. Горничная русской балерины Елизаветы Грузинской объясняет собеседнику, что та сейчас не в лучшем душевном состоянии. Барон Феликс фон Гейгерн обсуждает свои затруднения с деньгами. Завершает этот своеобразный пролог к основному действию фильма сентенция доктора Оттерншлага: «Гранд Отель. Люди приезжают, уезжают. Но ничего никогда не случается».

Барон человек большого обаяния и незаурядного жизненного опыта. О своем образовании он говорит, что умеет скакать верхом, быть джентльменом, молиться, лгать, прятаться и убивать. Себя он характеризует как игрока, прожигающего жизнь и пытающегося взять от нее все, что можно. На сей раз у барона существенные проблемы. Он должен вернуть весьма крупную сумму денег, тогда как сам сидит на мели. Жизнь сводит его с членом банды грабителей, и тот, вероятно, внеся сумму долга за барона, теперь требует от него денег. Именно поэтому барон следит за номером балерины Грузинской, рассчитывая украсть из него драгоценности и расплатиться со своим злым гением.

Жизненные проблемы не мешают барону оставаться открытым для общения человеком. Он одаряет своей дружбой Крингилайна, флиртует со стенографисткой Прайзинга Флеммхен и производит впечатление симпатичного и благородного, хотя несколько грустного, аристократа. Однако именно благородство барона становится тем препятствием, которое никак не дает ему совершить преступление и рассчитаться со своим кредитором. Первоначально тот предлагает ему усыпить хлороформом консьержку этажа, где живет Грузинская, и тем самым убрать свидетеля проникновения барона в номер балерины. Барон отказывается, поскольку, воюя в Первую мировую, почувствовал на себе действие хлороформа и не хочет причинять девушке такую боль.

Однако от похищения жемчуга Грузинской фон Гейгерн еще не отказывается. Пользуясь тем, что балконы их номеров расположены неподалеку друг от друга, барон пробирается в номер балерины, дождавшись, пока та, наконец, уедет танцевать. Разумеется, та возвращается гораздо раньше, чем мог рассчитывать незадачливый похититель сокровищ. Барон вынужден спрятаться и невольно стать свидетелем душевных мук Грузинской, переживающей свой возраст, эмиграцию, вспоминающей Великого князя Сергея, ссорящейся со своим окружением и всячески хандрящей. *вероятно, что одним из прототипов Грузинской стала Матильда Кшесинская. По крайней мере, ее другом после того, как сестра Императора Николая Второго Ксения Александровна вышла замуж за другого, стал Великий князь Сергей Михайлович* В результате барон проникается к балерине чувством, мешает ей совершить самоубийство, беседует с ней и в конце концов признается в своем злом умысле, вернув жемчуг. Елизавета видит в бароне человека, который способен наполнить ее жизнь новым смыслом и зовет его с собой в Вену. Фон Гейгерн ссылается на отсутствие денег, и его новая возлюбленная говорит, что вполне сможет обеспечить их обоих, но барон слишком джентльмен, чтобы пойти на такой шаг. Пообещав прийти к вечернему поезду на Вену, он отправляется искать необходимые ему средства в другом месте. Грузинская же радостно сообщает, что сегодня поедет на репетицию, чем несказанно удивляет привыкших к ее капризам администраторов театра.

На очередной встрече со своим мрачным кредитором барон отказывается от идеи украсть жемчуг Грузинской. Теперь он полон решимости выиграть нужные ему деньги в карты. Крингилайн одолжил ему небольшую сумму, однако сам же и выиграл у всех, показав себя невероятным везунчиком. Воспользовавшись моментом, фон Гейгерн крадет его бумажник с 14 000 марок – этой суммы ему с лихвой хватит и на долг, и на Грузинскую. Однако барон не успел покинуть номер Крингилайна, где и шла игра, как у того начался жар и тот в полубреду хватился своего бумажника. Причитания несчастного смертельно больного о том, что в этом бумажнике его единственная радость в последние дни жизни, тронули барона. Он делает вид, что находит бумажник на полу и возвращает его Крингилайну.

Между тем полюбившая барона стенографистка Флеммхен соглашается провести ночь в соседнем с Прайзингом номере и назавтра ехать с ним в Манчестер, где у того намечается крупная сделка. Встретившись с бароном у входа в свой номер, она называет его милым. *в сущности, этих слов в исполнении героини Джоан Кроуфорд вполне достаточно, чтобы персонаж считался достигнувшим высшей точки своего развития, хи-хи* Воспользовавшись оказией, фон Гейгерн проникает в номер Прайзинга, крадет его бумажник и попадается на глаза самому промышленнику. Тот очень утомлен сложными переговорами, а потому недолго церемонится с бароном и совершает нечто вовсе неожиданное – насмерть забивает барона телефонной трубкой.

В конце концов почти все персонажи драмы покидают Гранд Отель. Прайзинга увозят в наручниках. Грузинская, так и не дозвонившись до барона, едет на вокзал. Флеммхен уверяет Крингилайна, что в Париже они могут найти для него хорошего доктора, и так и не умерший в Гранд Отеле бухгалтер уезжает в обозначенном направлении с самой Флеммхен и собачкой барона Адольфуса. У портье Сенфа родился мальчик.

Завершается фильм фразой доктора Оттерншлага, который все ждет и ждет почты: «Гранд Отель. Всегда одно и то же. Люди приезжают, уезжают, и никогда ничего не происходит».

Премия «Оскар» за лучший фильм 1932 года.

URL
2010-05-31 в 23:27 

"Мятеж на Баунти", 1935, США

Среди множества удовольствий, которые может доставить читателю/зрителю/слушателю произведение искусства, есть два, о которых мне захотелось написать после просмотра фильма «Мятеж на «Баунти»». Они в чем-то схожи друг с другом.

Первое это наблюдать, как сближаются между собой персонажи, до того враждовавшие или недолюбливавшие друг друга. Далеко не всегда это сближение перерастет в дальнейшую дружбу, оно может быть вызвано лишь необходимостью объединить усилия перед общей опасностью, но само по себе это сближение способно взволновать воспринимающего это произведение человека. Примеры можно множить и множить: Анжелика и Жоффрей, Скарлетт и Ретт Батлер, Дик Шелтон и Джон Мэтчем, да даже черепашки-ниндзя и Шредер (да-да, была такая серия, хи-хи). До некоторого абсурда подобная картина доведена во «Флорентийской трагедии» О. Уайльда.

Второе удовольствие заключается в нахождении положительных черт у героя, воспринимаемого нами в качестве отрицательного. Во многих случаях герой этот по-прежнему будет видеться нам нехорошим, но отчего-то бывает приятно найти в нем некие положительные черты. Например, король в «Гамлете», очевидно, обладает немалой мужской привлекательностью; Граф из «Ночи в одиноком Октябре» встает на сторону закрывающих; Дайнин и другие До'Урдены из «Отступника» периодически проявляют-таки заботу о принце Дзирте, а Фрэнсис Костелло из практически одноименного фильма при всех своих ужасающих преступлениях бывает невероятно обаятельным (спасибо Джеку Николсону, хи-хи).

В фильме «Мятеж на «Баунти»» таким отрицательным персонажем предстает капитан Блай. Довольно точную характеристику дает его помощник лейтенант Флэтчер (спешите видеть Кларка Гейбла без знаменитых усиков): «Змей, а не человек, хоть и моряк от Бога. Он не для науки наказывает, а чтобы ползали перед ним». По ходу фильма мы неоднократно можем убедиться в верности этой оценки: жестокость Блая порой ужасает. За малейшую провинность он велит пороть набедокуривших матросов (исключением не становится мертвое тело бедолаги, скончавшегося еще до порки), а в случае, если особенно разгневается, способен послать человека на верхушку мачты в самый разгар страшного шторма. Не чужды капитану Блаю и воровские инстинкты – по его приказанию несколько голов сыра отправляют ему домой, а наказывает он за это невиновного матроса.

Несмотря на это, Кристиан Флэтчер до последнего старается подчиняться свирепому капитану и смягчать конфликты между ним и матросами. В начале фильма он говорит Блаю: «Ваше слово для меня закон», а в середине повествования признается своему другу Байаму: «Я такой же, но он свое бешенство показывает, а я спрятал на два года». Даже возглавив мятеж, Флэтчер не позволяет своим подчиненным убить капитана.

Впрочем, Блай также умеет усмирять свое бешенство, в чем можно убедиться, посмотрев сцены о том, как его практически обреченная на смерть шлюпка с горсткой оставшихся верными ему людей добиралась до берега. Руководя этой шлюпкой, Блай подбадривает своих людей («Судьба пощадит нас, если мы выполним наш долг»), обращается с ними несравненно мягче, чем на «Баунти», и заботится о них (приказывает разделить добытую птицу по-братски и отдать кровь недужным).

Еще до мятежа, в упоминавшийся уже шторм Блай сам стоит у руля корабля, рискуя быть смытым за борт. Его выдающееся мастерство моряка подтверждается, когда он ловко ведет корабль «Пандора» между рифами, преследуя «Баунти». Недаром его шлюпка таки достигает земли, и капитан произносит роскошную фразу «Мы победили море».

Все же Блай остается жестоким и злым человеком, не умеющим прощать и думающим в первую очередь о своей выгоде. Несмотря на то, что на суде Блай выступал лишь в качестве свидетеля, дальнейшая его карьера вряд ли будет столь же успешной – недаром один из высокопоставленных членов суда отказывается пожать ему руку и говорит: «Ваше плавание на «Баунти» это самое блестящее предприятие в истории навигации, я восхищаюсь вашим мужеством, но…».

Впрочем, неправы оказываются, пожалуй, все участники конфликта и все они несут наказание, о чем в своем последнем слове говорит Байам, отказавшийся присоединиться к мятежникам. Блай был наказан тяжелыми лишениями по пути к земле и отчуждением, встреченным в Англии, пойманные мятежники – виселицей (кроме счастливчика Байама), а уплывшие с Флэтчером матросы – вечной разлукой со своими родными и отчим домом: Кристиан принял решение сжечь «Баунти» и основать колонию на одном из необитаемых островов, хотя и не теряет оптимизма при этом: «Новой жизни бояться нечего, если мы можем сохранить достоинство».

Мне понравилась игра актеров, сыгравших двух главных персонажей. Что любопытно, оба они на момент съемок являлись обладателями «Оскаров» за лучшую мужскую роль, причем за годы, непосредственно предшествовавшие выходу «Мятежа на Баунти»: Чарльз Лоутон (далеко не всегда, кстати, игравший свирепых личностей вроде Генриха Восьмого или капитана Блая – чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть трогательный фильм «Переулок святого Мартина», где его партнершей стала еще одна оскароносная легенда Вивьен Ли) был признан лучшим в 1933 году, а Кларк Гейбл годом позже. Сам же «Мятеж на Баунти» в 1935 году получил премию «Оскар» за лучший фильм.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Усадьба Князя Процента

главная